?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В новогодние каникулы я посмотрела фильм, близкое знакомство с которым откладывала многие годы. Я знала, что его час придёт, как пришёл час многих фильмов, о которых я думала, что они ужасны, и оттягивала, насколько это могло оттянуться. Ужасными они и оказались - например, "Русский сувенир" Александрова с всегдашней его Любовью Орловой; очень советую всем любителям наркотического угара (фильм дикий, как пьяный индеец, и смешной как пожар в женской бане). Или вот "Знакомьтесь, Балуев!", - он знаменит только тем, что в шестьдесят третьем претендовал на главный приз Московского кинофестиваля, конкурируя с фильмом Феллини "Восемь с половиной"; советская сторона настаивала, что "Балуев" лучше. "Балуев" оказался таков, что я даже описать этого не могу. Верую, что Феллини его не видел.

В наступившем, стало быть, году, стряхнув конфетти, первым делом взялась я за фильм "Надежда" режиссёра Марка Донского. Это классик нашего кино, ни один фильм которого мне не понравился, и на "Надежду" не было надежды. "Надежда" - про юную Надежду Константиновну Крупскую, то есть и о молодом Ленине (а мне как раз надо было отдать последние долги кинолениниане). Крупскую играет Белохвостикова, Ленина - Андрей Мягков. Мягков снялся в "Надежде" за пару лет до "Иронии судьбы", поэтому я подумала, что кино сойдёт за новогоднее. Я рассчитывала на то, что Крупская приедет к Ленину в Шушенское, куда ж ей деваться-то, и Ленин скажет: "Моя Надя приехала!" - точно как Лукашин в "Иронии судьбы". Ждала я, ждала этой реплики, но не доставили мне создатели удовольствия. От досады я соорудила картинку для второго выпуска "пятничных картинок", выдав желаемое за действительное:



Мои обстоятельства были таковы, что для просмотра "Надежды" пришлось воспользоваться чужим гаджетом. А мне очень не нравится тыкать пальцами в экран. Как-то это неестественно. У меня телефон кнопочный, старинный, отлит из бронзового канделябра и инкрустирован самоцветами (недавно отвалился кусок, я приклеила суперклеем, и ничего, работает, держится, как несгибаемая советская вдова), и ноутбук у меня приятный, большой, мигает огоньками и гудит как самосвал. Когда приходится тыкать пальцами в мелкий гаджет какого-нибудь современника, я по экрану ещё и ногтями длинными неизбежно стучу, очень неприятно - цокаю как лошадь на паркете; и всё время попадаю не туда, всё время цепляюсь за какие-то интернет-подвески с выгодными предложениями. Короче говоря, я отстала от парохода современности и никак не могу приветствовать сбывшиеся мечты фантастов (из серии "только ткни").

Дальнейшее будет, боюсь, похоже на рассказ колхозника, впервые проехавшегося в метро на эскалаторе. Приступив к просмотру "Надежды" посредством чуждого прибора, я задела какую-то неведомую загогулинку, и левом нижнем углу вылезли непонятные слова; я подумала, что это прикрученная к фильму реклама не пойми чего, но скоро обнаружила, что это субтитры, фонетический перевод с русского на русский (должно быть, для глухих). Машина писала слова, которые слышала, но слышала она чёрт знает что, совсем не понимала персонажей. Я решила в экран больше не тыкать, чтобы не вылезло чего похуже, и смотреть с дурацкими субтитрами; возможно, этого хочет Бог.

Хотя кино - важнейшее из искусств, слова меня всегда занимали больше, и я волей-неволей в угол с буквами постоянно косилась, и альтернативная реальность чем дальше, тем уверенней расшатывала кино о молодых революционерах. Словарь этой системы оказался, мягко говоря, специфическим. Потому что это словарь именно нашего современника, приспособленного к современности. "Личное самосовершенствование" превратилось в "личным смс мешать". "Как его разбудить" - внезапно в "вконтакте 80". Владимир Ильич, народники, Плеханов - и, понимаете ли, Контакт. Полная актуализация. Мазурка стала маршруткой. Лизанька стала лизингом. Простая фраза "так он и лежит" породила какого-то "оконного менеджера" (неужели бывает?). "Богатые и бедные" оказались "иди админ". "Суд и правда" переродились в "супер продакшн", "любовь да свобода" - в "оао любого вида", "о, как же я рад" - в "ооо арт проекты". (Заглавных букв в субтиртах не было, и я не буду грешить против истины исправлениями).

Мы живём в мире чистогана, товарищи. Это я поняла, когда революционная "цель" превратилась тупо в "ценник", а "счастливые" стали "чистой прибылью".

Знаменитое ленинское "архи" (архиважно, архитрудно), которое он по молодости употребил в этом фильме только раз, в нашей реальности обернулось "айти". А Надежда Константиновна чем только не побывала. Разговорную "Константинну" мотало от "собственно" до "астаны", а один раз Надежда Константиновна оказалась "продюсер картины". Но это ладно; Карл Либкнехт в новом прочтении - "идея неликвид", вообще не позавидуешь. Новый словарь всех зажевал. Если бы кино было не о Ленине и Крупской, можно было бы даже поплакать от обиды за униженных персонажей.

Иногда машина явно терялась. Когда в кадре бунтовали рабочие, все ой, эй, эгегей в субтитрах превратились в Парагвай. А если в кадре вовсе не говорили, расшифровывались рыдающие скрипки ("ну ну ну") и гитарные переборы ("прим тонн тенге" и т.п.; но лично я не слышала никакого тенге!). Извозчичье "прррр" стало корреспондентом, то есть "корр". Не справившись с "из состояния разрозненных кружков", машина выдала "состояние развозных ушков". Элегантное "блистательных способностей юноши" превратилось в невыполнимое (по-моему) "исторически совместить уши" (вот задачка для историка).

А иногда она глумилась, как живая, превращая "на гробе своего мужа" в "пороге своего сына", иногда пыталась острить, предлагая не просто садиться, а "садиться лицами", писала вместо "народники друзья народа" - "подонки друзья народа", а легальных марксистов называла легальными таксистами. Очень изобретательно подошла к "подзатыльников наелись от хозяина" - преобразовала в более криминальное "по подозрению в хранении кокаина". Ещё была "пора малых тел" вместо "поры малых дел". Бывало даже неглупо: "разве я этого не хочу?" перевелось как "приятно получить чек" (кто же этого не хочет?). И делались некоторые намёки: когда Ленин уезжал в Женеву, он сказал Наденьке - "долго не задержусь", а в субтитре было "долго не среди женщин". Есть о чём подумать.

У системы оказалось странное пристрастие к числительным."На следующей остановке сойдём" она поняла как "в 2011м". "Эликсир жизни" - как "3600". "Наши требования удовлетворены" - "по схеме 433". "Здравствуйте, Фрося" - "если 38". А ещё была широко представлена география. "За нами хвост" - "зональных в омск". "Смотрите, сколько пчёл" - "набережные челны". "Идти смело" - "модель чисмена". "Не будет этого, бабоньки" - "на гавайях такая". "Можете идти" - "власти кении". И были шедевры: "Петя, не петушись" преобразовалось в "якиманка 6", а "Сашенька Григорьева" - в "за чертою города".

Имена деятелей нашего времени тоже использовались: в субтитрах появлялся, например, Обама. Фраза "как и ты" перевелась как фамилия Кокойты. Но я, оказывается, не всех упомянутых знаю. Вместо "поникнув гордой головой" написалось "поликарпова этой толпой" (я не знаю Поликарпова!), а вместо "Перовская, Желябов" нарисовался некто "острейший рябов" (и Острейшего-Рябова не знаю). "Легальный" - внезапно стал Виталием (а просился "витальный"). Очень странный словарный запас. Но многое получилось симпатично. "Так же твёрдо и неуклонно" волшебным образом превратилось в "также актриса нонна". Приятно. Мордюкову я знаю.

А самое странным и необъяснимым было вот что. Реплика "в добрый час" в субтитре была представлена как "писец". Добрый час уж точно ничем не похож на писец. Однако - писец.

В целом выходила, конечно, шизофрения. Сами посудите (сейчас будет обвал). Боюсь, это чахотка - на вычете чехол. В бой роковой - в бою калории. От нас с вами - щит массово. Лампадным маслом - подать в суд. Венчали не в церкви - не внушают доверия. Убог, как их творенья - набор каких-то денег. Ко всему злому - по всему взлом. Славы палачи - слабо палачи. На углу - в новом клубе. Воскресной школы - аспект мешков. Ветка сирени - расширения. Господин - госпакет. Господа и слуги - господам из сумки. Господин инспектор - дисплеем сектор. Ведь убили - вестибюли. От нас - под нос. Ваша взяла - наше село. Некрасивы - коррективы. Борьба с эксплуататорами - борьба с плакатами. Пришли на пароход - при приеме на работу. Сейчас уезжаю - частью вещами. Белыми ночами - нашли опечатку. Видел их глаза - я голосовал. Разве только штрафы - развитые страны. Огранить его, отшлифовать - типа расшифровать.

Сейчас кто-нибудь может подумать, что у меня завидный объём памяти; конечно, он завидный, но не до такой степени. Я всё подряд записываю на бумажки. И когда смотрела "Надежду", тоже записывала (фильм-то вполне скучный, поэтому оригинальное преображение реплик в нечто сумасшедшее придавало ему даже какой-то энергии). Я сгоряча вознамерилась сложить стихи, потому что некоторые пары составляют, как вы уже заметили, рифмованные строчки, даром что рифмы большей частью неточные. Стихи, в общем, сложились (сами собой; точнее, их невольно создал компьютер), и они должны найти своего читателя, потому что своего читателя находит всё. Итак, продолжим. У мамы в альбоме - в конечном итоге. Тебе нужен покой - ну что это такое. Для счастья людского - ещё с телескопа. Медленно живу я - медленно жигулях. В русском богатстве - потому что боятся. Тоскуешь по Питеру - такое покрытие. Больно ей - сборная. Громадная - командная. Бунтовать - будто банк. Рабочего - обочину. Немощны - верующие. Пятою рабскою - эту арабскою. Жадные - пожарные. Мужики - игроки. Пан Крупский - французский. Это друг - это трюк. Революционер - нет проблем. Мой жених - больше них. Отдохни - автор книг. Вася - к кассе.

Кроме словарного запаса нечуткой машины, меня постоянно беспокоил воображаемый человек. Я воображала человека, лишённого слуха; он смотрит какое-нибудь кино - не "Надежду", конечно, - и как, чёрт возьми, как он должен всё это воспринимать? Ведь если возможность включить субтитры существует, ею же кто-то пользуется.

Под занавес - поэзия. Юная Крупская учила рабочих грамоте, и так они быстро продвигались, что скоро начали стихи читать. Читали "не вынесла душа поэта". Эта строчка превратилась в "привет пока поэтому". Очень жизненно.

Tags:

Recent Posts from This Journal

promo natabelu october 22, 2015 10:01 169
Buy for 300 tokens
Бывает, просыпается во мне какой-то молодой кинематографист, кряхтит, зевает и говорит: да ну вас, какой я молодой? И снова засыпает. А бывает, что встрепенётся - и давай ваять. Нынче кинематографист сваял нечто в оригинальном жанре: новое старое кино. Точнее, это трейлер несуществующего…