?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

КОРОТКИЕ ВСТРЕЧИ

"Вы где? А я на моооре!" - в целом лента сейчас выглядит так.
Я этим летом могу только вспоминать, как в разные другие лета была на море. Ездила я всегда в Хорватию (Египет, Доминикану и Индию я решила не считать, ну их). Довольно быстро я выучила хорватский, но сейчас я его совершенно забыла - нет практики. А тогда это знание слегка осложняло отдых. Мною начинали немедленно пользоваться соотечественники. Помню, одной супружеской паре я даже способствовала в покупке штанов в хорватском магазине.
Часто мне попадались несчастные русские люди, требующие присмотра (они как будто специально селились в соседнем номере в отеле). В основном старички. Как-то раз старички пытались позвонить по банкомату. Бедные, растерянные; после случая с банкоматом они при виде меня тут же пристраивались рядом.
А ещё мамы с детьми. Одна мамочка постоянно крутила романы, кокетничала и хихикала, а её маленькая девочка изнывала. Мне было её так жалко, что я нанялась в гувернантки (только зарплаты мне, конечно, не платили). Я вообще не могу видеть страдающих детей. Мама пила вино с какими-то мужиками, а мы с девочкой где-нибудь неподалёку рисовали. Это происходило каждый вечер. Однажды девочка даже спала у меня, потому что мама закутила на всю ночь.
Другая мама приехала развеяться после развода. Была очень взнервлённая, никак не могла переключиться. Рассказывала о подлом муже прямо при ребёнке. Мальчишка тоже стал нервный (он любил папу и всё ждал от него звонка, а мама говорила - "не позвонит! не надейся! ему не до тебя!"). Пришлось с мальчиком подружиться и ходить с ним купаться без мамы, ловить ящериц и играть в теннис. Но он уже настолько стал неадекватен, что однажды, ни за что ни про что, запустил в меня камнем. Думаю, на мать у него просто рука не поднималась, а сделать что-то такое очень хотелось.
В Опатии, чудесном городе (его любил, например, Чехов), две величественные бабушки-подружки сказали мне: "Нам тут не нравится! Никто не говорит по-русски!" - "А вы говорите с ними по-немецки, по-английски или по-итальянски, и они всё поймут". Бабушки сказали что-то гордо-презрительное, мне это не понравилось, и я решила, при всём уважении к старости, их игнорировать; только показала им, бедным, как открывать жалюзи, балкон и правильно включать кондиционер (они устроили у себя сауну и пришли ко мне в номер требовать объяснений). Сердитые бабушки вместо благодарности заявили - "Вообще в Хорватии нет ничего хорошего! Даже привезти отсюда нечего!" Я им рассказала про трюфели. "Это конфеты? Их и у нас полно!" - "Это грибы. Хорваты называют их тартюфы. Но вам наверняка они не понравятся". И я абстрагировалась от бабушек. Несколько вечеров в ресторане отеля я наблюдала, как они заказывают прорву разнообразных вин, а официанты аккуратно всё фиксируют (напитки не были "включены"). В конце концов решила удостовериться, что противные бабушки знают, что делают: "Вы понимаете, что за напитки придётся платить? Они записывают их на ваш счёт!" - "Нам всё приносят! - сказали бабушки гордо и снисходительно. - Мы - по путёвкам!" - добавили они, явно имея в виду, что я им не чета: не всякий смертный отмечен путёвкой. Потом, вернувшись на землю, перед лицом предъявленного счёта, бабушки, ужасно бранясь, ковырялись в кошельках, вытряхивая хорватские деньги (которые им тоже не нравились).
Многие соотечественники, обманываясь похожестью хорватского и русского языков, в большинстве своём упорно говорили только по-русски, что приводило к казусам. "Сок од ягода", - предлагал официант. Дама допытывалась: "Что за ягода? Из какой ягоды сок?" - "Од ягода..." - повторял растерянный хорват. Дама сердилась. Это продолжалось долго. В таких случаях мне приходилось выдавать свои тайные знания: "Ягода - это клубника. Он предлагает вам клубничный сок". Вообще в хорватском много подводных камней. Какой-нибудь "вредан човек" кажется русскому "вредным человеком", тогда как имеется в виду, что человек как раз хороший и полезный.
Меня почему-то очень любили хорватские официанты (может быть, потому, что со мной не было проблем вроде вышеописанных). В Опатии мы с товарищем каждый день ели дорадо в маленьком заведении, и с каждым днём эта рыба была всё вкуснее. Обслуживал нас всегда один и тот же парень. Перед отъездом, уходя из заведения, я толкнула речь, - что мы больше не придём есть дорадо, поскольку уезжаем в Москву, а за доставленное удовольствие будем вечно благодарны, будьте всегда здоровы и счастливы. Бедняга официант чуть не заплакал. На них вообще производит впечатление, когда иностранец говорит по-хорватски не только "спасибо" ("хвала") и "пожалуйста" ("молим"), а способен выдать несколько связных предложений; да и вообще, выучить хорватский можно только из большой любви.
В Порече, куда я приезжала несколько лет, местные жители стали меня активно узнавать. Решив, что это уж слишком, я перестала приезжать в Пореч и освоила другие городки Истрии. Пожить в некоторых, вроде крошечного старинного городка под названием Грожнян (высоко-высоко в горах), возможности не было, поэтому приходилось каждый раз туда заезжать на денёк и каждый раз поражаться, какая там прорва кошек - буквально куда ни плюнь, - и как там мало людей. Жили там художники и музыканты: первые часто оставляли открытыми свои магазинчики (можно было спокойно что-нибудь спереть, но никто не пёр, а если и пёр, то оставлял денежку), о присутствии вторых, музыкантов то бишь, свидетельствовали звуки музыки, доносящиеся из некоторых зданий. Как ни встань, куда ни глянь - открывался потрясающий вид. Ей-богу, это был какой-то рай на земле. Но там не было моря!..
В завершение скажу, что "курортный роман" - штука, по-моему, противоестественная, однако я иногда позволяла хорватским парням катать меня на мотоциклах и угощать ужином, поскольку мне не хотелось отказываться от возможности лишний раз послушать про мои "лепы очи" и узнать парочку новых слов.
А ещё несколько раз я ездила в Хорватию с сестрой и племянником, но от подробностей этого вида отдыха я вас избавлю, так как он оказался слегка травматичным, хотя и не лишённым занимательности.
promo natabelu october 22, 2015 10:01 171
Buy for 300 tokens
Бывает, просыпается во мне какой-то молодой кинематографист, кряхтит, зевает и говорит: да ну вас, какой я молодой? И снова засыпает. А бывает, что встрепенётся - и давай ваять. Нынче кинематографист сваял нечто в оригинальном жанре: новое старое кино. Точнее, это трейлер несуществующего…