August 24th, 2010

синею

СЛУЧАЙ В МАЛАХОВКЕ

Об опасности экспериментов над живыми людьми.
Это было давно. У меня была собака. Нас выдавили за пределы Москвы, потому что никто не хотел сдавать квартиру человеку с собакой. Поэтому мы жили в Подмосковье. Ездили в электричках.
Однажды, раннею зимой, я последней электричкой возвращалась в свою Малаховку, и меня, безбилетного пассажира, поймали два парня-контролёра. Денег у меня не было, и контролёры решили меня высадить. Мне это было всё равно, потому что мы как раз подъезжали к моей станции - очень удачно сложилось. Контролёры меня контролировали, намереваясь проследить, чтобы я действительно вышла и не вбежала обратно, в соседний вагон, например. Мы стояли в тамбуре, за мутным стеклом мелькали голые черные деревья, подвывал ветер, и настроение складывалось апокалиптическое. Парни не знали, что мне сейчас и так выходить, и потому лица у них были строгие, печальные и даже величественные, как у людей, выполняющих, может быть, неприятный, но священный долг. Лица молодых чекистов из советского кино.
- Мне, значит, придётся всю ночь пешком идти, - размышляла я вслух, решив зачем-то их разжалобить, - электричка-то последняя... Лишь бы не убили и не изнасиловали... И ночи уже холодные - не упасть бы в какую-нибудь канаву и не замёрзнуть насмерть...
Ещё некоторое время я поговорила сама с собой о ближайших перспективах. Кажется, я наврала, что мне нужно чуть ли не в Рязань.
Электричка остановилась. Я собралась выйти. До дома мне было идти минут пятнадцать.
- Прощайте, - говорю. И смотрю на контролёров так грустно-грустно. Чтобы навсегда запечатлеться в их контролёрской памяти. Вы, мол, меня погубили, вы. И делаю шаг на платформу - так, будто шагаю в пропасть...
В парнях проснулось человеческое, они в последний момент вцепились в меня мёртвой хваткой и стали затаскивать обратно в электричку:
- Ладно уж! Ладно уж, оставайтесь! А то действительно! Ночь! Холодно!..
- Нет, нет! - закричала я и стала вырываться. - Нет, я выйду! Вы же обязаны меня высадить! У меня нет билета!..
Вырвалась. Двери захлопнулись. Электричка поехала. Оторопевшие контролёры, уносимые прочь, взирали на меня из-за стекла - как на человека, который пожертвовал собой ради идеи. Ради той идеи, что безбилетный проезд должен караться по всей строгости закона. Думаю, они в первый и последний раз столкнулись с таким беспримерным самопожертвованием.
Я помахала им рукой и пошла домой.
Однако если бы они меня удержали... Это была бы совсем другая история.
promo natabelu october 22, 2015 10:01 160
Buy for 300 tokens
Бывает, просыпается во мне какой-то молодой кинематографист, кряхтит, зевает и говорит: да ну вас, какой я молодой? И снова засыпает. А бывает, что встрепенётся - и давай ваять. Нынче кинематографист сваял нечто в оригинальном жанре: новое старое кино. Точнее, это трейлер несуществующего…
еще франц

МОЁ ТВОРЧИСТВО

Дорогие поклонники, я Франц спешу поделиться своим новым стихвареним, которое я сочинил по случаю внизапной творческой взбышки в моей голове, которая случилась по случаю некоторых событий, которые случились со мной Францем. Стихварени называется "Кто назвал себя витиринаром". Итак, читайте моё стихварени!

Кто назвал себя витиринаром (это название, если не понимаете).

Кто назвал себя витиринаром,
Никогда ко мне не подходи.
Ведь атважным я зовусь недаром.
У меня полоска на груди.
Градусником в попу мне не тыкай
В кости на рентгене не гляди,
И ниуважитильно не "тыкай" -
У меня полоска на груди.
И не только на груди полоска -
Я в полосках весь. Я полосат
Как свежепоструганныи доски,
Как исполнен зеброй зоосад,
Как тильняшка моряка Ивана,
Тельце глянцыватое осы.
Я с годами полосатей стану
И ещё добавится красы.
Нинавижу я витиринаров,
Смотрят мне проклятые под хфост,
Ухов выворачивают пару,
Ищут там сокровищев нарост,
Ротик мой прелестный открывают,
Будто я там куритсу таю,
Нинавижу я витиринаров,
Я всегда кусаю их и бью.
Лоб свой нахмуряя сириозно
Из подлобья я гляжу на них,
Полосато выгляжу и грозно,
Сочиняя ликалепный стих.
Я ещё прибавлю килограммов,
Когти об паверхность наточу -
И они своих запросят мамов,
Так жыстоко я их проучу.
Лапами тижолыми своими
Я их раскидаю по углам,
Я такое сделаю насилье,
Что они своих запросят мам.
Градусники в попы я им вставлю,
И читыре раза павирну.
Кто назвал себя витиринаром -
Я не позавидую тому!
Буду я их всех месить, как тесто,
И глухой останусь к их мальбам!
Вот такой я мальчик интиресный,
Вот такой имею нынче план.

Чтобы вам понимать, что я Франц очень непростой и весь развиваюсь в суровыю сторону, посмотрите на две паучительные хватаграфи.

Collapse )