?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

ИТОГИ ГОДА

Здравствуйте те, кто предпочитает холодные наблюдения моего ума (я - кот Мур) эгоцентричным заметкам котёнка Франца. Почему я называю его котёнком, спросите вы? Потому что Франц не повзрослел совершенно. Я в его возрасте был совсем не такой.
Когда Франц услышал о приближающемся праздновании Нового года, он решил, что весь шум - по поводу нового года его жизни (сейчас Францу, как он выражается, двенадцать месяцев)
, а насчёт всеми повторяемого "год кота, год кота" подумал, что это говорят "год коту", то есть - год ему, коту Францу. С большим трудом мы его разубедили, и опять он бегал плакать в "тубзалети".
Задаваемые Францем вопросы могут довести до цугундера. Однажды он меня спросил, как всё-таки правильно писать, "досвиданя" или "досвидани", и когда я, удержавшись от насилия, ответил, что правильно - "до свидания", он решил почему-то, что допустимы оба его варианта.
Однако его выдумки отличаются большой оригинальностью. Франц не раз горделиво заявлял, что ему всё можно, что его ни за что не наказывают, - но и нас, даже Роми, ни за что не наказывают! При этом все наши проделки вполне традиционны и как бы входят в договор. Франц же, чюдесный шутник, выдумывает небывалые вещи: например, он отказывается есть с нами и требует, чтобы ему подавали еду на стол; Х. (наша Хозяйка) пыталась, конечно, вернуть Франца с небес на землю, то есть со стола на пол, но Франц быстро вспрыгивал обратно, сердито стучал по столу хвостом и лапами и смотрел требовательной совой - "подать мне вот сюда, подать сюда!". Поскольку Х. теряет волю просто от одного вида Франца, она сдалась почти без борьбы. Теперь Франц ест на столе. Вот ведь принц вислоухий. Я о таком безобразии даже в книжках не читал.
Характерно, что когда Х. делает какой-нибудь воинственный жест или грозно прикрикивает
, мы все из вежливости делаем вид, что испугались; один Франц спокойно сидит, моргает, улыбается, поскольку даже мысли не допускает, что им могут быть недовольны. Это простодушие, конечно, полностью обезоруживает.
В своих сообщениях Франц даёт искажённую картину нашего мира, но мы не можем предъявлять ему претензий: он так видит. Ему кажется, что мы крутимся вокруг него, как спутники вокруг какой-то полосатой планеты. В действительности мы все живём своей жизнью, а маленький Франц - это периферийная склонность нашего общего сердца, да позволено будет мне так выразиться.
Основа моего существования - это отношения с братом Дитрихом. Вот о ком я думаю, забочусь по мере сил и за кем неустанно наблюдаю. Я передавал Дитриху, чтобы он тут что-нибудь написал, как в прежние времена (у него ведь тоже много поклонников, и они по нему скучают) - добрый Дитрих начал писать: "Я, пушистый Дитрих кот, имею красивый хвост и панталоны и люблю всех, кто живёт на этой планете", но дальше у него дело не пошло. В самом деле, что к этому можно добавить? Он по-прежнему очень набожен, и в своей вере утвердился настолько, что совершенно законсервировался. Смирение, кротость, приятие, необидчивость, ласковое отношение ко всему, что его окружает - всё это не может, увы, служить фундаментом для развития; мой брат Дитрих абсолютно не интеллектуален, поскольку ум его не способен подвергнуть критике хоть что-то. Говоря словами поэта - маленькую доброту, как шляпу, оставляй в прихожей; но в случае моего брата Дитриха хочется поправить поэта и сказать: большую доброту - тоже оставляй. Радует, что он слегка потолстел, хвост у него снова распушился, - и часто Дитрих лежит большим белым облаком, смиренно глядя в пространство, и целует всех, кому приходит фантазия быть зацелованным. Этим пользуется, конечно, в первую очередь Бетти, его супруга, которая влюблена в Дитриха по-прежнему - как кошка.
Что касается моего брака с Роми, всё не так радужно: Роми представляет собой взрывоопасную смесь, она порочна как Элен Курагина и при этом деятельна и подвижна как Наташа Ростова. Постоянные хулиганства, каверзы, мелкие подлости - этим она увлечена круглые сутки. "Какая Роми это сделала?!" - восклицает, бывало, Х., обнаружив какой-нибудь вырванный провод.
Даже приступы ласковости, которым Роми подвержена, окружающим выходят боком: иногда она начинает тыкаться в нашу Х. своей маленькой твёрдой мордой (голова у Роми размером с кулачок человеческого ребёнка) и бывает она тычется Х. прямо в лицо, делая это так агрессивно, настойчиво и резко, что её тыканье по силе воздействия больше похоже на удары миниатюрной боксёрской груши, - это больно, особенно если по носу, - и эти её сверкающие глаза, эти молниеносные выпады тоненькой когтистой лапы! Роми единственная может вывести меня из равновесия (увы, сообщения Франца о наших с ней драках не беспочвенны - однажды Роми даже порвала мне ухо, о чём Франц из сочувствия не написал; но я ничего не стыжусь, и строк печальных не смываю). Общеизвестно, что при всём этом Роми, как и Бетти, до дрожи в суставах боится всех людей, кроме Х., и к гостям девочки не выходят; но недавно, к моему изумлению, Роми вышла к гостье, которая у нас сильно задержалась. Лучше бы Роми этого не делала:  я сидел и краснел, когда моя супруга вдруг появилась к комнате, кокетливо извиваясь, подмигивая, и стала дефилировать туда-сюда, развратно виляя бёдрами. О, миг позора! У нашей Х., как я помню, просто челюсть отвисла от этого "я вышла на Пикадилли". Мы так и не поняли, что на неё нашло.
Маленький Франц тоже боится людей. Он предпочитает, чтобы его обожали на расстоянии, но даже прямые просьбы Франца ("никто не приходите к нам домой") никто не принимает всерьёз. Опыты показали: Франц естественно ведёт себя только с тем, кто упорно приходит к нам в гости минимум раз в неделю в одни и те же часы. Тогда он привыкает к человеку и может шутить с ним свои шутки. А в принципе он маленький бояка, пугливый толстолапый мальчик, суслик и совёнок, и никакой салидности, о которой он столько рассказывает, нет в нём ни на грош. Он ведь даже размера очень скромного.
Чтобы все увидели наши истинные лица (главным образом - моё лицо, мою строгую красоту) я пригласил недавно нормального, беспристрастного фотографа, девушку Ксению barbi_g,  с большим фотоаппаратом. 
Взгляните - вот лоб истинного мыслителя:


Встревоженный, растерянный мальчик сидит в коридоре (в соседней комнате - люди):


Люди, которые пугают Франца:




С людьми можно иметь дело (вот я имею дело с человеком Нинулькой):


Но Франц очень недоверчив:


Рядом со мной ему, конечно, не так страшно:


Но всё-таки страшно:




Чтобы осчастливить нашу Х., достаточно по ней пройтись и помахать хвостом у неё перед носом:


Ум в моих глазах:








Мой брат Дитрих... Он святой! -




Маленький испуганный Франц прячется от фотографа, шепча про себя "мама":


Франц на руках у Х., он вертит головой, не хочет фотографироваться:


Облизывается. Это у него нервное:


Франц успокоился:


Наши девчонки в тот день так и не вышли из укрытия, поэтому девушка Ксения их не сфотографировала. Выложу их старую фотографию - прошлогоднюю, зимнюю, сделанную нашей Х.:

С наступающим вас Новым годом кота, уважаемые люди! Берегите котов.

Писал Мур.
promo natabelu october 22, 2015 10:01 171
Buy for 300 tokens
Бывает, просыпается во мне какой-то молодой кинематографист, кряхтит, зевает и говорит: да ну вас, какой я молодой? И снова засыпает. А бывает, что встрепенётся - и давай ваять. Нынче кинематографист сваял нечто в оригинальном жанре: новое старое кино. Точнее, это трейлер несуществующего…