?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

"СЛАБОСТЬ"

...Так вот, той ночью, когда мне приснился рассказ Чехова "Яичница" ("Яичница" здесь: http://natabelu.livejournal.com/389599.html), мне вдобавок приснились два фильма. Оба про любовь, один про безответную, другой про ответную, но лучше бы они были о чём-нибудь другом: такой любви нам не надо.
Это было современное европейское кино. Первый фильм - про любовь безответную . Назывался "Слабость". Почему-то. Картинка была стилизована под американское кино пятидесятых, но приёмы использовались нынешние; в целом фильм оставил неприятное, тяжелое впечатление, хотя сделан был талантливо.
(Теперь, про прошествии времени, до меня дошло, что эта самая "Слабость" - реплика-перевертыш на фильм Манкевича "Всё о Еве", 1950 года.)
"Слабость" - история о юной бесцветной девушке с лейсбийскими наклонностями, влюблённой в театральную актрису. Актрисе немного за сорок, и она - странная смесь из Маргариты Тереховой и Бетти Дэвис. Девушка тоже работает в театре (кем-то вроде помощника костюмера) и постепенно берет на себя заботы об актрисе - мелкие, вроде вовремя поданного кофе, вовремя вызванного такси, - и страдает от того, что актриса не видит её в упор и все хлопоты принимает как должное.
Действие фильма происходит исключительно в стенах театра, и он показан безо всякой романтизации, наоборот - это гнетущее, тёмное место. Поскольку девушка работает в костюмерной, в фильме есть отталкивающая сцена с перешиванием театрального костюма умершего артиста; костюм перешивают для того, кто займёт место покойника на сцене. Старая, пропитанная въевшимся потом ткань распарывается, и почему-то страшно, как будто это сцена в анатомичке. Собственно, история со смертью артиста - единственная история, которая, так скажем, озвучивается персонажами; это "внешний" сюжет фильма. Актриса лет десять играла с ним свой лучший спектакль, они составляли редкий дуэт (хотя в жизни они были друг другу антипатичны), и после смерти артиста все решили, что их спектакль, разумеется, будет снят с репертуара; но актриса, башмаков не износив, в которых шла за гробом, стала немедленно подыскивать ему замену. Она взялась за дело, не проронив не слезинки. По-видимому, ей изменила интуиция, потому что на эту роль благодаря её настойчивости ввели человека, который не только не мог конкурировать с покойным, но просто рядом не валялся. Актрисе было уже некуда отступать, и вся её дальнейшая мучительная деятельность была направлена на то, чтобы полностью изменить лицо спектакля и оставить введенному артисту как можно меньше пространства. Актриса была манипуляторшей, и её никто в театре не любил, кроме девушки-лесбиянки, и на сопротивление среде у неё уходила масса энергии.

Девушка наблюдает за всеми этими перипетиями, стоя в пыльных кулисах, прячась в темноте зрительного зала, торча в её гримерке и так далее. Она почти ничего не говорит, но с ней все понятно: каким-то образом её пустая голова оказалась набита идеями о том, что она в состоянии украсить и облегчить жизнь актрисы, главное чтобы та поняла это и приняла. Актрису действительно жаль: у неё нет ни друзей, ни родных, ни налаженного быта, ни уюта, ни какой-либо другой отдушины, в виде любовника или домашнего животного. Она сосредоточена только на профессии и ничего другого не видит; и девушка, сочтя, что место свободно, решила что сможет его занять и стать незаменимой. Это и есть основное содержание фильма, его внутренняя история: девушка решила занять место, которое попросту не было предусмотрено, как в некоторых странах не бывает в зданиях тринадцатого этажа.
Девушку даже можно понять: наблюдая за предметом своей любви, она оценивает степень её измотанности и хочет подставить плечо, - но это не альтруизм: кабы не влечение, в ней не проснулось бы никакого сочувствия. В итоге девушка набирается смелости и решает высказаться. Принеся в гримерку пирожных из буфета, она становится позади актрисы и видит отражение в зеркале: актриса ест пирожные, а девушка улыбается откровенной матерински-умиленной улыбкой. Актриса замечает этот взгляд и, слегка передернувшись, спрашивает - "В чём дело, ну?" Девушка толкает речь о том, как она её любит и как хочет о ней заботиться. Речь воспроизвести не могу. Актриса на этих излияниях даже не слишком фиксируется, она явно думает о своём - у неё работает какой-то внутренний механизм "отсекания лишнего", - и когда девушка замолкает, спрашивает: "Так... Ты у нас кто?.. Ты из буфета? Марш в буфет".
Мышиное, с редкими белесыми бровями, тонкогубое лицо девушки будто опрокидывается, она пятится назад, хватает ртом воздух, и по ярости, которая вдруг начинает колотиться в её жиденьких глазенках, становится ясно, что она способна на убийство.
Это конец фильма.
(А второй фильм, который мне приснился в ту роковую для моей головы ночь, назывался "Печать", там снимался Колин Фёрт, тоже при случае расскажу.)

Tags:

promo natabelu october 22, 2015 10:01 161
Buy for 300 tokens
Бывает, просыпается во мне какой-то молодой кинематографист, кряхтит, зевает и говорит: да ну вас, какой я молодой? И снова засыпает. А бывает, что встрепенётся - и давай ваять. Нынче кинематографист сваял нечто в оригинальном жанре: новое старое кино. Точнее, это трейлер несуществующего…

Comments

pollijin
Aug. 19th, 2011 03:21 pm (UTC)
я тоже уже очень давно летом никуда не уезжаю и с каждым годом все тяжелее и тяжелее.
вообще мне в последнее время питерский климат тяжело дается.
natabelu
Aug. 19th, 2011 03:24 pm (UTC)
ну ты хоть не летом уезжаешь)

короче нам пипец палюбому.
pollijin
Aug. 19th, 2011 03:31 pm (UTC)
да, я уезжаю в феврале, потому что пережить его в Питере я вообще не могу(
полные кранты.