Category: авто

Category was added automatically. Read all entries about "авто".

promo natabelu october 22, 2015 10:01 161
Buy for 300 tokens
Бывает, просыпается во мне какой-то молодой кинематографист, кряхтит, зевает и говорит: да ну вас, какой я молодой? И снова засыпает. А бывает, что встрепенётся - и давай ваять. Нынче кинематографист сваял нечто в оригинальном жанре: новое старое кино. Точнее, это трейлер несуществующего…
синею

ВРЕМЕННЫЙ ПОСТ. ТАКСОМОТОРНЫЕ ИСТОРИИ

Один таксист первым делом спросил: "Ничего, что я не славянин?" Я даже слегка испугалась. Испугалась, что во мне есть нечто, заставившее его поинтересоваться.

Потом он рассказал, что многие москвичи пользуются при заказе такси опцией "хочу славянина"; вчера, говорит, одна бабушка как раз хотела славянина, но из свободных водителей были только узбеки (их как-то никто не хотел), и отправили к ней самого русскоговорящего и светлокожего. Она не заметила подвоха.

ДАЛЬШЕ ЧИТАЙ ЗДЕСЬ!
муть

ТРИ ОРЕШКА ДЛЯ ЗОЛУШКИ

В четверг - не в этот четверг, и не в прошлый, и кажется даже не в позапрошлый, а в один из тех относительно недавних четвергов, когда в Москве стоял сумасшедший колотун, и меня постоянно трясло от холода даже дома, - мне надо было поехать сдать кровь. Необходим было это сделать именно в тот четверг, так так некоторые анализы корректны только в некоторые четверги. А другие корректны - только если сдаёшь кровь натощак. Мне надо было сдать кровь по всем статьям. Я не смогла поехать в клинику утром, не смогла поехать днем, но я была тверда в своём намерении сдать наконец кровь и ничего весь день не ела, только пила воду. Поскуливая с голодухи, вечером вызвала таксомотор, потому что меня уже шатало и я могла упасть на улице и замёрзнуть насмерть. Таксомотор по дороге где-то застрял. Я звонила в таксомоторную службу и кричала "Эпическая сила! Уже на сорок минут опаздывает ваш растреклятый таксомотор!" - потом звонила в клинику и щебетала "Тетеньки миленькие, не уходите, не закрывайтесь, дождитесь меня, я ж специально весь день не емши чтоб пожертвовать вам мою кровищу".
Я дождалась такси, меня дождались тетеньки, высосали из вены пару пробирок крови, спросили почему я стучу зубами - и отпустили. Едучи с тем же водителем обратно, я глазела на витрины и ныла - "Ресторан... Китайский ресторан... Итальянский ресторан... Крошка-картошка... Макдональдс... Пицца... Ёлки-палки... Мать вашу... суки рваные... чтоб вас... жрать охота... корову бы съела... волки позорные..."
И тут водитель говорит: "У меня есть пара грецких орехов".
Я от такого известия вся взметнулась и взвилась - одновременно (ремень безопасности не позволил мне пробить крышу головой), глаза зажглись (я так думаю) адским пламенем, и страшный оскал исказил и до того несколько искаженную физиономию (тоже мои предпожения, конечно). "Отдайте их мне, мне!" - прорычала я сдавленным рыком и протянула к водителю синие костлявые пальцы (вот про пальцы - точно так и было).
Водитель пошарил в карманах, дал мне грецкий орех. Расплющить его пальцами (синими, костлявыми) не получилось, попробовала поиграть в Щелкунчика - сразу зубы заболели. Водитель отобрал у меня орех и раздавил его одной рукой. Я выгребла из скорлупы съедобное, подобрала трясущейся губой мелкие крошечки и затащилась как удав по стекловате. "Какие они однако вкусные! Грецкие орехи! Чудо природы! М-м-м-м! Кайф!" Водитель подумал, достал из кармана второй орех, раздавил его одной рукой и отдал мне. "Боже, какое счастье, ещё один грецкий орех! - я всплакнула. - В жизни ничего вкуснее не ела!" Водитель на меня покосился, достал из кармана ещё один орех, сказал - "Последний!" - раздавил его одной рукой и... сожрал сам! "Ты что ж это подлюка делаешь..." - прошептала я, не веря своим глазам. Синие костлявые пальцы сомкнулись на водительском горле. "Ты что ж это подлюка делаешь... - повторяла я, не слушая его хрипов. - Ты что ж это подлюка делаешь..." (Конечно, удушение водителя - голодная фантазия, но она была как настоящая.)
краснею

КАК ВАЖНО БЫТЬ СЕРДИТОЙ

Недавно я оказалась на улице Лобачевского. Там было просторно, широко, ветрено. Доковыляла я до обочины. В руках у меня были две тяжёлые сумки, одна побольше, другая поменьше. Плечи осели. Руки выворачивались. Волоса развевались, как у фурии. Я стала ловить автомобиль. Притормозила большая сверкающая машина, чёрная и красивая, как лакированный катафалк. Я открыла дверцу. В лицо мне ударила музыка - то есть, не музыка, а какое-то "бдымц, бдымц, бдымц". Весёлая зубастая физиономия с сигаретой в зубах крикнула - "Тебе куда?"
Я страшно рассердилась (я была сердита и до этого, так что новая сердитость оказалась уже космических масштабов). Крикнула:
- Вырубите музыку, так вас и растак!!! Я не хочу глотку рвать!!!
Водитель убавил звук:
- Так куда тебе?
Я возмутилась:
- А какого лешего вы мне тыкаете?!
- Извините... - Малость опешил. - Вам куда?
Я сказала, куда. Водителю понравилось:
- Поехали!
- А вы часом не подшофе? - спрашиваю хмуро.
- Нет, я совсем трезвый!
- А выглядите пьяным. Может, курили что-нибудь?
- Только сигареты!
- Точно?
- Да ей-богу! - и смеётся. Подозрительно смеётся.
- Вы абсолютно уверены в своей адекватности?
- На все сто...
- Ладно, чёрт с вами. Я согласна! Этот мешок я закину на заднее сиденье.
Закинула большую сумку, уселась впереди.
Водитель вёл свою большую машину, как нынче модно: то рванёт, то резко сбросит скорость.
- Вашу мать, - говорю я, мотаемая туда-сюда, - что за, б..., болтанка! Давайте-ка поаккуратнее! И так башка болит! Меня сейчас вырвет! Испорчу ваш красивый салон!..
- Извините!
- Что это у вас ремень не вытягивается?! Блин, не пристегнёшься!
- Надо нежно!
- Нежно, хе! Я и так нежно! Как гейша! Куда уж нежнее!
Ремень, однако, вытянулся. Но не до конца.
- Ёкарный бабай! - кричу. - Как у вас тут всё паршиво устроено!.. А зачем вы опять музыку включили?! А-а-а-а!.. Гадость какая! У меня сейчас барабанные перепонки лопнут!
- Не любите музыку?
- Музыку как раз люблю!..

Collapse )
синею

Еще одна правдивая история

С огорчением я восприняла новость о том, что некоторые френды относятся к рассказываемым мною историям вовсе не как к зафиксированным фактам жизни, а усматривают в них какую-то сомнительного свойства беллетристику. Конечно, если я пишу что-то вроде "и тут у меня волоса встали дыбом, как иглы у дикобраза, а изо рта пошла пена" - это, некоторым образом, фигура речи, каковую несомненно можно извинить, ибо поводы, по которым невольно применяются подобные фигуры речи, неизменно правдивы, и у меня как правило есть свидетели оных поводов, каковые свидетели суть существа из плоти и крови, обладающие разумом и памятью, могущие подтвердить все мною изложенное, будучи приведенными к присяге, - в общем, здесь я считаю необходимым заткнуть фонтан и объявить преамбулу, имеющую целью как бы ненавязчиво намекнуть, что и все нижеследующее суть чистейшая правда, законченой.
В понедельник жестокая судьбина заставила меня выйти из дома. Оценив обстановку, я пренебрегла услугами метрополитена и встала у обочины с криво вытянутой рукой, в надежде подцепить таксо. Таксо (не первой свежести шестерка) остановилось; сговорились о цене; водитель потребовал, как они сейчас повсеместно и очень правильно делают, пристегнуться, и мы тронулись. По своему обыкновению на пятой минуте пути я вежливо спросила у водителя, нельзя ли мне покурить. Водитель расстроился. Его простое русское лицо, немолодое, помятое, но не лишенное приятности, выразило досаду и даже нечто вроде страдания. "Ну хорошо, - сказала я в недоумении, - я потерплю, раз так..." Однако мое лицо, как я чувствовала, тоже невольно выражало досаду - и даже обиду: в машине была пепельница, которой явно пользовались. Мысль "покурить" утвердилась в моей голове в статусе единственной. "Я бы окно открыла, - сказала я абстрактно. - И сигареты у меня легкие... Я не "Яву" курю..." 
Водитель снова напрягся. И выдал: "Если можете не курить - лучше не курите..." Тут я испугалась - может, думаю, у него рак, и он теперь всех предостерегает и т.д.; но водитель помолчал и сказал на полтона ниже, потупя взор: "Лучше не курите. От вас так приятно пахнет. Я прямо сижу-наслаждаюсь..." 
После этого заявления испортить воздух было бы негуманно. Тем более что водитель, приоткрыв душу, остановиться, как большинство русских людей, уже не мог. Он продолжил свой бесхитростный рассказ о том, какой чудесный аромат он в данный момент обоняет (для зашедших сюда дам сообщаю, что это была "Дюна" от Кристиан Диор, отнюдь не самое потрясающее амбре на свете, хоть, конечно, и не "Ландыш серебристый"). Водитель высказал предположение, что такие прекрасные духи, верно, очень дорогие - и не могут стоить меньше пятисот рублей; чтобы не наносить ему душевную травму, я поддержала его предположение, что действительно, мол, никак не меньше пятисот. Когда мы попали в небольшую пробку, водитель обрадовался, т.к. это давало ему возможность предаваться обонятельным галлюцинациям лишние десять минут. 
Но все имеет свой конец. И мы тоже достигли цели. Водитель был огорчен. И тут я, вследствие внезапного душевного  порыва (и человеколюбия как такового), достала из сумки флакон "Дюны" и щедро обрызгала его потертый салон. Водитель спросил, как меня зовут, и обещал поминать в своих молитвах (на самом деле он сказал, что "век не забудет"). Он был совершенно счастлив и выразил надежду, что запах выветрится не слишком быстро. Возможно, более широкая душа, чем я, столкнувшись с тягой к прекрасному этакой силы, вообще отдала бы духи водителю, чтобы он нюхал их всю оставшуюся жизнь и пёрся; что до меня - хочется на это сказать: ага! ЩАС! Хрен вам!!! И так пол-флакона разбрызгала! "Диором" шестерку поливать - это вообще нормально?!
Надеюсь, эта внезапная озлобленность в финале моего рассказа не испортит общего впечатления.