Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

promo natabelu october 22, 2015 10:01 161
Buy for 300 tokens
Бывает, просыпается во мне какой-то молодой кинематографист, кряхтит, зевает и говорит: да ну вас, какой я молодой? И снова засыпает. А бывает, что встрепенётся - и давай ваять. Нынче кинематографист сваял нечто в оригинальном жанре: новое старое кино. Точнее, это трейлер несуществующего…
синею

ВРЕМЕННЫЙ ПОСТ. ЖИВОПИСНАЯ ХИРУРГИЯ

Если бы я была министром культуры (не дай бог, конечно), я бы велела кинематографистам снять кино про этого человека.
Очень яркий был персонаж.
Кинематографисты бы, ясный пень, всё испортили, присочинили, переврали, упростили...
Но если о человеке не снят байопик - то его как бы и нет в памяти народной.
юпик

ДЕВОЧКА-ДЕВОЧКА, ГРОБ НА КОЛЁСИКАХ УЖЕ ЕДЕТ ПО ТВОЕЙ УЛИЦЕ

Френдлентой занесло в сосновый лес Контакта, а там - СЕМЕЙНАЯ ШКОЛА ЦЕЛОМУДРИЯ И НРАВСТВЕННО-ЭСТЕТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ДЕВОЧЕК "Я ЛЕДИ". Серьёзный замах:

МИССИЯ ШКОЛЫ:
Возрождение нравственных и семейных ценностей в обществе.

То была миссия, а сейчас будут цели, поучения и многая мудрость.

Collapse )
вампир

ПРИЧИННО-БЛАГОЧИННО

Цитирую ПРАВМИР, «ежедневное интернет-издание о том, как быть православным сегодня»:

"Супружеский союз должен быть нерушимым", считает Церковь, однако признает право прекращения брака при жизни обоих супругов. Так, супругов будут разводить в случае отпадения одного из них от православия, прелюбодеяния, заболевания одного из супругов проказой, сифилисом или СПИДом.
Не знала. А как же триппер, мягкий шанкр, чесотка «в болезни и здравии, пока смерть не...»?
Collapse )
синею

ВЕСЕННИЕ ИСТОРИИ. ОКОНЧАНИЕ

История четвёртая. Ниже пояса

Следующая весенняя история какая-то слегка болезненная. И немудрено: какая весна, такие и истории. К этой истории подошёл бы эпиграф из рассказов о полуродственнике («...Когда она к нам приходит, мы все, включая охранников, шарахаемся. Кривая, косая и энурезная!» — «Энурезная?» — «Ужасно энурезная»), но поскольку к другим историям эпиграфов у меня нет, то и к этой не будет. Итак. В один из тех ненормальных весенних дней, когда за окном был то дождь, то снег, я встретилась с другом Александром (вертевшим всю Покровку и весь Санкт-Петербург), которого давно не видела и о котором соскучилась; дожидаясь Саню, мы с Марией и Евгением ели блинчики с клубникой. Мария и Евгений увлекательно анонсировали произошедшие в Сане перемены. Во-первых, повесился сосед, с которым Саня делил квартиру (тема соседей чем дальше, тем тревожнее), что произвело на Саню, как бы это сказать, отрезвляюще-вдохновляющее впечатление: обнаружив труп, он отринул свою депрессию и возродился к новой жизни, поставил себя с головы на ноги, крепко теперь на них стоит, имеет цель (цель, как я поняла, такую: во что бы то ни стало не повеситься), здоровое трёхразовое питание и т.п.; а во-вторых — и это следует непосредственно из «во-первых», — у него появилась новая девушка, совсем, как сказала Мария, не такая, как мы. Я считаю, это после обнаружения трупа неудивительно. Я бы сама, обнаружив труп, под впечатлением завела себе девушку самую оригинальную. Или наоборот, самую не-, что тоже оригинально.
Collapse )
тёмная

СЮЖЕТЫ КРЖИЖАНОВСКОГО

Биография писателя Сигизмунда Кржижановского — одно из больных мест русской литературы, хотя не было ни травли, ни тюрьмы, ни изгнания, ни принудительного лечения, ни расстрела. Кто-то заметил, что он был не советским писателем и не антисоветским, он был внесоветским, поэтому, наверное, и открыт был совсем недавно, когда все кончилось. С точки зрения вечности сложилось удачно — его проза опубликована, последний том шеститомника вышел в этом году. Вечность обязана его жене, Анне Гавриловне Бовшек, сохранившей рукописи; но и она не дожила до публикации. В общем — все умерли, а мы остались.
Личный финал Кржижановского был жутким, к литературному небытию добавилась болезнь: отказал участок мозга, отвечающий за способность воспринимать буквы. Лечение ни к чему не привело, попытки заново выучить алфавит — тоже.
Вадим Перельмутер был знаком с другом Кржижановского Абрамом Марковичем Арго: «Он упомянул о писателе, которого хорошо знал, бывал у него не раз, имени не назвал (или я пропустил его мимо ушей), но поразила деталь. Незадолго до смерти, сказал Арго, писатель этот тяжело заболел, не мог больше писать, а так как был он человек пьющий, то сидел целыми днями в кресле, потягивал водочку и бывавшим у него двум-трем совсем молодым писателям рассказывал сюжеты, которых он уже никогда не напишет...
Арго умер в шестьдесят восьмом. О Кржижановском я узнал несколько лет спустя. Тогда и понял, что речь в той арбатской беседе шла именно о нем. Как-то, в конце восьмидесятых, к слову, упомянул об этом эпизоде Александру Александровичу Лацису, в середине сороковых учившемуся в Литературном институте. Реакция оказалась неожиданной. «А-а... — протянул Лацис, — теперь, пожалуй, понятно. Был у нас на курсе один прозаик (он назвал имя писателя, впоследствии ставшего довольно известным, ныне покойного, называть его не буду. — В.П.), рассказывал, что бывает у Кржижановского, фамилия запомнилась из-за знаменитого однофамильца. Писал он... так себе, но славился среди студентов тем, что фабулы придумывает с редкостными изобретательностью и остроумием». Конец цитаты из Перельмутера.
Collapse )
синею

КАП-КАП-КАП! ИЗ ЯСНЫХ ГЛАЗ МАРУСИ

Сначала я эту историю рассказывать не хотела, чтобы не провоцировать френдов на сочувствие и всё такое, но уж очень она смешная. Во сюжет! - как говорил один персонаж. Дело было в пятницу. Лежу я, значит, в одном медицинском учреждении под капельницей. Это не смешно, но дальше будет смешно.
Collapse )
с куклой

ПАЦИЕНТ ВИТЯ

К вопросу о толковании детских рисунков.
Фрагмент из "Пнина".


Для Виндов Виктор был трудным ребенком постольку, поскольку он таковым быть отказывался. С точки зрения Винда каждому мальчику свойственны пылкое стремление оскопить своего отца и ностальгическая потребность вновь войти в материнское лоно. Однако Виктор не обнаруживал никаких поведенческих отклонений - в носу не ковырял, большого пальца не сосал и даже ногтей не обкусывал. Д-р Винд, дабы избегнуть того, что он, будучи радиофилом, именовал "статическими наводками личностного родства", подверг своего неприступного сына психометрическому тестированию, проведенному в Институте двумя сторонними лицами - ­ молодым д-ром Стерном и его улыбчивой женой ("Я - Луис, а это Кристина"). Результаты, впрочем, оказались не то пугающими, не то нулевыми: семилетний субъект проявил в так называемом "Тесте на изображение животных" Годунова сенсационное умственное развитие семнадцатилетнего юноши, когда же ему был предъявлен так называемый "Тест для подростков" Фэрвью, соответствующий показатель быстро съехал до уровня двух лет. Сколько трудов, мастерства и выдумки потрачено на разработку этих изумительных методов! А некоторые пациенты совсем не желают сотрудничать, просто позор! Существует, к примеру, "Тест на абсолютно свободные ассоциации" Кента-Розанофф, в котором малютку Джо или Джейн просят откликаться на "стимулирующие слова", каковы "стол", "утка", "музыка", "тошнота", "толщина", "низкий", "глубокий", "длинный", "блаженство", "плод", "мать", "гриб". Существует очаровательная игра "Любопытство-Позиция" Бьевра - утеха дождливых вечеров, - когда маленьких Сэма или Руби просят выставлять закорючки против названий тех вещей, которых он (она) побаивается, к примеру, "смерть", "падение", "сновидение", "циклоны", "похороны", "отец", "ночь", "операция", "спальня", "ванная", "сливаться" и тому подобное; существует "Абстрактный тест" Августы Ангст, в котором малышке (das Kleine) приказывают изобразить не отрывая руки понятия из заданного списка ("стоны", "наслаждение", "темнота"). И, конечно, есть еще "Игра в куклы", где маленьким Патрику или Патриции предлагают чету одинаковых резиновых куколок и хорошенький кусочек пластилина, - который Пат может приделать к одной из них перед тем, как она или он начинает игру, - а еще выдают красивенький кукольный домик, в котором так много комнат и масса изящных крошечных вещиц, включая ночной горшок размером не более желудевой чашечки и домашнюю аптечку, и кочергу, и двуспальную кровать, и даже махонькие резиновые перчатки на кухне, и ты, детка, можешь быть совсем нехорошим(-ей) и делать с куклой-папой все, что захочешь, если тебе покажется, что она побила куклу-маму, когда в их спальне погас свет. Но дурной мальчик Виктор не пожелал играть с Лу и Тиной, он пренебрег куколками, он вычеркнул все перечисленные в списке слова (что вообще против правил) и сотворил рисунки, не имеющие вовсе никакого недочеловеческого значения.
Ничего, представлявшего хотя бы малейший интерес для терапевтов, не смог обнаружить Виктор и в тех прекрасных, да, прекрасных! кляксах Роршаха, в которых другие детишки видят (или обязаны видеть) самые разные вещи -- репки, скрепки и поскребки, червей имбецильности, невротические стволы, эротические галоши, зонты или гантели. Опять-таки, и ни один из небрежных набросков Виктора не представлял так называемой мандалы, - термин, предположительно означающий (на санскрите) магический круг, ­д-р Юнг и с ним иные прилагают его ко всякой каракульке, более-менее близкой по форме к четырехсторонней протяженной структуре, - таковы, например, ополовиненный манговый плод или колесо, или крест, на котором эго распинаются, как морфо на расправилках, или, говоря совсем уже точно, молекула углерода с четверкой ее валентностей - эта главная химическая компонента мозга, машинально увеличиваемая и отображаемая на бумаге.
Стерны сообщали, что "к сожалению, психологическая ценность ментальных картин и словесных ассоциаций Виктора полностью затемняется художественными наклонностями мальчика". И с той поры маленькому пациенту Виндов, трудно засыпавшему и страдавшему отсутствием аппетита, разрешили читать в постели заполночь и уклоняться от утренней овсянки.
дома

УЖ СКОЛЬКО ИХ УПАЛО

В недалёком две тысячи седьмом году я сочинила этот стишок. Не стишок, собственно, а переделку цветаевского. Тогда уже вовсю действовали женщины без мозгов, похожие на проституток, но не проститутки, выведенные из куклы Барби и прошедшие через несколько мутаций. От имени женщины этой породы и было написано до сих пор актуальное стихотворение, которое претендует на бессмертие, ибо порода женщин без мозгов и не думает вымирать.
Уж сколько их упало в эту бездну,
Таких, как мы с тобой!
Настанет день, когда и я не влезу
В корсет любимый мой.
Обвиснет всё, что пело и смеялось,
Из лифчика рвалось.
И на ноге, которой я брыкалась,
Возникнет варикоз.
Не будет уж девахи с наглой миной
Не много знавшей слов,
Зато умевшей дрыхнуть у камина
И разводить козлов;
Меня, все бутики покрывшей матом
За глупый персонал,
Любившей миг, когда из банкомата
шурша, струится нал.
К вам всем (не знаю, кто из вас покруче),
Чужие и свои, 
Я обращаюсь: обеспечьте лучше
Потребности мои!
И день и ночь, и холодно и страстно,
Стрезва и на бровях,
Я выступаю с требованьем баксов
И с просьбой о рублях.
А если вдруг - нелепая небрежность! -
От вас я залечу,
И вся моя изысканная внешность
Запишется к врачу,
Неужто вы тогда меня пошлёте
Пешком и по грязи -
Меня, так часто бывшую в Европе,
Одну да на УЗИ...
Меня при форс-мажоре пожалейте.
Я буду не горда.
Послушайте! Ещё в виду имейте:
Я - мисс Кызыл-Орда.
Под катом иллюстрации специально для тех, кто ещё не осознал масштаб проблемы. Слабонервным туда лучше не ходить. Если пошли - молитесь, чтоб картинки не загрузились.
Collapse )
маленькая

ИЗ ЖИЗНИ ПЕРЕДВИЖНИКОВ

Итак, обещанный кое-кому рассказ о деятельности бригады художников-передвижников под предводительством Татьяны Викторовны [info]vespro  в детской психоневрологической больнице номер восемнадцать. Больницу номер восемнадцать мы, передвижники, украшали в пятницу, пятнадцатого.
Вот начало большого пути. Кота рисует
[info]itatvas , а оранжевый цветок - дело моих несчастных рук:

Collapse )