Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

promo natabelu october 22, 2015 10:01 161
Buy for 300 tokens
Бывает, просыпается во мне какой-то молодой кинематографист, кряхтит, зевает и говорит: да ну вас, какой я молодой? И снова засыпает. А бывает, что встрепенётся - и давай ваять. Нынче кинематографист сваял нечто в оригинальном жанре: новое старое кино. Точнее, это трейлер несуществующего…
другая половина

БЫЛА НА КЛАДБИЩЕ. НАСОБИРАЛА ЧЕРЕПОВ

Ну, а что такого? У всех свои увлечения.
В общем, погуляла опять на Старому Донскому кладбищу.
Нафотографировала вагон и маленькую тележку кладбищенской красоты.
При случае сделаю большой пост,
а пока - черепа!

Collapse )
синею

ГУБЫ

Я знаю, что такое быть Анджелиной Джоли.
Когда мне было лет четырнадцать, мы с двоюродной сестрой зачем-то поехали на свадьбу её подруги. Подруга эта поселилась не пойми где. Поэтому из одной жопы России мы потащились в другую жопу России, поездом, да ещё с пересадками. Вот что значит "дома не сидится". Ещё и зима была. В вагоне ветерок посвистывал. Лежала я на верхней боковой полке (плацкартом ехали, конечно). Свесив башку, наблюдала как перед сестрой брутальничает какой-то гражданин
, а она заливисто и недоверчиво смеётся. Утром оказалось, что у сестры лисья шапка пропала. Сестра именно на гражданина и грешила - он ночью  сошел с поезда и адреса не оставил. А мне за ночь так надуло из какой-то потолочной щели в физиономию, что губы стали в два раза больше. Распухли. Губы-то у меня и так не тонкие. А стали такими, что просто не дай бог никому, - два батона, и красные, как задница макаки. Я думала, они лопнут. Кушать не могла.
И вот приехали мы в какой-то несчастный мёрзлый не то деревенского типа городок, не то посёлок типа городского. Нехорошее было чувство, когда мы  сошли с поезда и заскрипели по снежку, осматривая окрестности. Обнаружилась полная бессмысленность перемещений в пространстве. Едешь сутки, двое, трое, платишь за билеты, а попадаешь всё туда же.
Как поётся в песне - "куда ты от всего уедешь, когда оно со всех сторон?"
Или "куда ни кинь - всюду Клин", как говорят в Клину.
Впрочем, надо было ехать на юг, а не на север, тогда изменился бы как минимум пейзаж, но на юге нас не ждали.
Невеста была сильно беременна, жених несильно. Он до конца не понимал, что происходит. В общем, типично.
Нетипичным и можно сказать выдающимся во всём этом было только одно: мои губы. Жених, такое чудо увидавши, испытал сильное половое чувство. И стал недвусмысленно страдать. В общем, убрались мы с сестрой оттуда вовремя.
На обратном пути губы перестали строить из себя батоны, выдали нормальную человеческую болячку с пузырями и постепенно вернулись в прежнюю форму.
Вот так я была Анджелиной Джоли.
Анджелиной Джоли быть чревато.
А это моя историческая родина.

Collapse )
синею

СЛУЧАЙ В МАЛАХОВКЕ

Об опасности экспериментов над живыми людьми.
Это было давно. У меня была собака. Нас выдавили за пределы Москвы, потому что никто не хотел сдавать квартиру человеку с собакой. Поэтому мы жили в Подмосковье. Ездили в электричках.
Однажды, раннею зимой, я последней электричкой возвращалась в свою Малаховку, и меня, безбилетного пассажира, поймали два парня-контролёра. Денег у меня не было, и контролёры решили меня высадить. Мне это было всё равно, потому что мы как раз подъезжали к моей станции - очень удачно сложилось. Контролёры меня контролировали, намереваясь проследить, чтобы я действительно вышла и не вбежала обратно, в соседний вагон, например. Мы стояли в тамбуре, за мутным стеклом мелькали голые черные деревья, подвывал ветер, и настроение складывалось апокалиптическое. Парни не знали, что мне сейчас и так выходить, и потому лица у них были строгие, печальные и даже величественные, как у людей, выполняющих, может быть, неприятный, но священный долг. Лица молодых чекистов из советского кино.
- Мне, значит, придётся всю ночь пешком идти, - размышляла я вслух, решив зачем-то их разжалобить, - электричка-то последняя... Лишь бы не убили и не изнасиловали... И ночи уже холодные - не упасть бы в какую-нибудь канаву и не замёрзнуть насмерть...
Ещё некоторое время я поговорила сама с собой о ближайших перспективах. Кажется, я наврала, что мне нужно чуть ли не в Рязань.
Электричка остановилась. Я собралась выйти. До дома мне было идти минут пятнадцать.
- Прощайте, - говорю. И смотрю на контролёров так грустно-грустно. Чтобы навсегда запечатлеться в их контролёрской памяти. Вы, мол, меня погубили, вы. И делаю шаг на платформу - так, будто шагаю в пропасть...
В парнях проснулось человеческое, они в последний момент вцепились в меня мёртвой хваткой и стали затаскивать обратно в электричку:
- Ладно уж! Ладно уж, оставайтесь! А то действительно! Ночь! Холодно!..
- Нет, нет! - закричала я и стала вырываться. - Нет, я выйду! Вы же обязаны меня высадить! У меня нет билета!..
Вырвалась. Двери захлопнулись. Электричка поехала. Оторопевшие контролёры, уносимые прочь, взирали на меня из-за стекла - как на человека, который пожертвовал собой ради идеи. Ради той идеи, что безбилетный проезд должен караться по всей строгости закона. Думаю, они в первый и последний раз столкнулись с таким беспримерным самопожертвованием.
Я помахала им рукой и пошла домой.
Однако если бы они меня удержали... Это была бы совсем другая история.
сепия

ВЕСЁЛЫЕ ИСТОРИИ

Вообще я очень добрая. Поэтому расскажу сейчас что-нибудь хорошее и "позитивное" (тьфу).
Однажды, например, я оглохла на одно ухо. Почему - долго рассказывать. Несколько месяцев мир был совсем другим. Когда всё пришло в норму, я подумала, что у меня был бесценный опыт. Но теперь я почти забыла это ужасное ощущение полу-глухоты. Помню только, как странно звучал мой собственный голос, как мерзко гудел он у меня в голове...
Шло время. И однажды я ослепла на один глаз. Почему - долго рассказывать. Несколько месяцев мир был совсем другим. Когда всё пришло в норму, я подумала, что у меня был бесценный опыт. Но теперь я почти забыла это ужасное ощущение полу-слепоты. Помню только, как быстро утомлялся здоровый глаз, как болела голова и как первое время была нарушена координация...
Шло время. Однажды мне почти отказали ноги. Почему - долго рассказывать.
Зато этот бесценный опыт я помню, как будто всё было вчера.
Ходить я могла, но с трудом, на обе ноги как бы припадая, да ещё с подвывертами - в общем, ногами, будто перебитыми в двадцати пяти местах, я шла в некую полиомиелитную присядочку
с притопами, переходящую в пляску святого Вита. И как на грех, пришлось выйти из дома, так как  по доброте душевной (см. начало поста) я очень заранее обещала сестре и её сыну посетить с ними музей. И вот я, значит, вышла из дома и потащилась, медленно и странно.
Никогда не забыть мне физиономий прохожих - ужас, сострадание,
жалость сменяли друг друга, переливаясь так и этак, перетекая из одного в другое. Я пошла дворами до метро. Дети останавливались на своих маленьких трёхколёсных велосипедах и громко спрашивали мам, что с тётей, и мамы бросали на меня извиняющиеся взгляды и шептали что-то изумлённым ребятишкам. Да, это была душераздирающая картина: стояла осень, и своими покривившимися припадочными ногами я загребала палую листву. Солнце светило щедро, но прощально. Идущие навстречу отводили взгляд, а потом явно смотрели вслед и думали "нет, моя жизнь не кончена! вон какие живут, и ничего".
Когда я дотащилась до метро, я поняла, что по лестнице буду спускаться часа полтора. К счастью, нашлись люди - помогли. За спиной я слышала: "блин, симпатичная, и такое, блин, уродство". В метро мне немедленно уступили место. Сесть, как все нормальные люди садятся,  не могла - я и это делала с подвывертом, раскидывая ноги. Люди вокруг грустнели. Когда я вставала, мне помогали.
(Забегая вперёд, скажу, что человеческое сострадание доходило аж до того, что в музее, когда мы захотели поесть и зашли в буфет, нас накормили! - хотя буфет уже закрывался, и на нас сначала прикрикнули - типа "прочь отсюда!" - однако увидев меня, ковыляющую прочь, буфетчики испытали сильнейшую сердечную боль, взяли свои слова обратно и дали нам бутербродов и пирожных. А ещё в музее мне позволили воспользоваться служебным лифтом, так как с лестницами, как я уже говорила, у меня не складывалось.)
Однако вернёмся назад. С сестрой и племянником мы встречались в метро. Я выползла из вагона, увидела их издалека и замешкалась. Мне предстояло преодолеть почти всю станцию. "Если уж незнакомые люди при виде меня так страдают, то сестра, увидев, как я иду, сойдёт с ума от горя! Она же такая чувствительная", - подумала я. Стиснув зубы, я попыталась выпрямить ноги и идти ровно. Скажу без преувеличения - боль была адская. Походка продолжала оставаться странной, но формально меня можно было отнести к прямоходящим. Сестра смотрела на меня, приподняв брови в некотором недоумении, когда я к ней приближалась с видом стойкого оловянного солдатика.
Когда я до неё добралась, она спросила: "Ты что, обкакалась?"

синею

поэзия, хе-хе-хе

НАТАША В МЕТРО
(оптимистическая трагедия в стихах. основано на реальных событиях)




1. Наташа входит в метро


Так долго Наташа в метро не была,
Что вход в подземелье не сразу нашла.

2. Наташа в вагоне

Кто ехал с Наташей под хладною мглой?
Уставший папаша, с ним сын молодой.
К сидячим местам пробивались в боях
И три чебурека держали в зубах.
Воняла бомжиха с багровым лицом,
а рядом пованивал "пюр пуазон" -
в итоге такое сложилось амбре,
как будто бы труп загнивал в цветнике.
Наташа молилась: "итить, ё-моё...",
и толстая жопа теснила её,
Наташу прижали, Наташе хана -
и синие губы шепнули: "не на..."
Collapse )